10:12 

Потребительское кредитование в Японии: Кредиторы первой помощи

Японские ростовщики преподают банкам урок риск-менеджмента
Потребительское кредитование в Японии: Кредиторы первой помощи

Они будут названивать на работу заемщику каждые пять минут, требуя уплаты долга. Или пришлют среди ночи сборщиков долгов к нему домой. Если заемщик скажет, что не может вернуть долг, представитель кредитора, возможно, порекомендует ему продать почку или глаз, чтобы собрать деньги (а то и сам предложит ему удалить их). Некоторые японские ростовщики были страшными людьми.


Тем не менее это никогда не мешало им быть краеугольным камнем потребительского кредитования в Японии. Около 14 млн человек, или 10% населения, одалживали деньги в ссудных конторах – саракин. Сейчас этим бизнесом занимается около 10 тыс. фирм (десять лет назад их было 30 тыс.). Общая сумма непогашенной задолженности составляет 100 млрд долларов. Крупнейшие из них торгуются на бирже и часто объединяются с крупными банками; семерке лидеров принадлежит 70% рынка. Но рядом с этой отраслью постоянно находятся организованные преступные группировки, или якудза, отмечает знаток татуированных японских гангстеров Джейк Эдельштейн.

Этот вид бизнеса занимает важную нишу в японском обществе. Там, где брать кредит в банке считается постыдным и где для этого часто требуется поручитель, у саракина можно занять хоть 100 долларов – для этого заемщику нужно всего лишь удостоверение личности и никакого залога, сделки совершаются в киосках, напоминающих банкоматы, и занимают всего несколько минут. Раньше кредитные ставки достигали 29,2% – и это в стране, где официальный процент стремился к нулю. После громких протестов против высоких ставок и методов, применяемых для возвращения долгов, в 2006 году был принят закон, установивший потолок кредитных ставок к 2010 году в размере 20% и регламентирующий методы погашения кредитов. Было запрещено выдавать кредиты на суммы, превышающие треть годового оклада. Саракинам запретили даже покупать заемщикам страховку от самоубийства, поскольку это могло привести… кхм, к «моральному риску».

Новые правила обрушили котировки акций публичных ссудных компаний, а общий объем выдаваемых кредитов в этом секторе резко уменьшился. Многие фирмы обанкротились. Некоторые из них выставлены на продажу. GE продает Lake, свое подразделение потребительского кредитования. Citibank подумывает о том же. Тем не менее с новыми порядками этот рынок может обрести благопристойный вид. Когда худшие методы объявлены вне закона, на их место приходят традиционные банки.

В результате крупнейшие ссудные компании приспосабливают свои бизнес-модели для того, чтобы обеспечивать банкам технические услуги по проверке кредитоспособности. Это имеет смысл: в конце концов, умение быстро оценить платежеспособность заемщика по меньшей мере так же важно в их бизнесе, как и финансовое обеспечение. К тому же в Японии нет такой культуры бюро кредитных историй, как на Западе. У каждого финансового учреждения своя система оценки надежности заемщиков, и информация о кредитоспособности клиента широко не распространяется.

Таким образом, теперь, когда банки могут выступать в роли витрины потребительского кредитования, саракины могут выполнять свою незаметную работу, одобряя или отклоняя заемщиков. Кроме того, они могут собирать долги (при условии, что и мускулами будут играть по новым правилам). Они также могут выступать в качестве поручителей по банковским кредитам.

Такие перемены приходят как раз тогда, когда кредитование компаний становится менее выгодным, и крупные японские банки сосредоточивают свои усилия на потребительском кредитовании. Sumitomo Mitsui, которой принадлежит 20% Promise, одного из крупнейших саракинов, и Mitsubisi UFJ, имеющая 13%-ную долю в другой кредитной компании – Acom, объединяют свои разрозненные операции по потребительскому кредитованию и по кредитным картам.

Все это пробные шаги. Критики закона 2006 года утверждают, что он тормозит развитие сферы кредитования, а значит, и потребление именно тогда, когда оно так нужно слабой экономике. Однако парламентарий Таку Оцука, который отстаивал за этот закон, считает, что, в конечном счете, улучшение методов привлечет более надежных заемщиков, которые будут считать зазорным пользоваться услугами саракина. Если это заодно поможет усовершенствовать культуру оценки платежеспособности заемщиков в Японии – тем лучше.

© 2008 The Economist Newspaper Limited. Все права защищены.


07 июня 2008г.

http://magazine.rbc.ru/economist/07/06/2008/180254.shtml


   

Japan online

главная